Мафффффин... или мне уже год!

Сегодня ровно год, как вышел здесь мой первый пост. Это был, скорее, порыв, чем тщательно продуманный ход. Я тогда даже не догадывалась, что хорошо бы сделать фото, а не просто поставить текст. Поэтому сегодня хочется вспомнить, как всё начиналось, исправиться и дать не только рецепт, но и фото, и свои ощущения, и... Впрочем, читайте и смотрите.

Холодный ноябрьский ветер забирался под шарф, пронизывал насквозь, стараясь влезть в душу и проверить внутренние силы. Низкое питерское небо, как серый берет, так любимый горожанами, нависало и хмурилось. Голые деревья топорщились своими узловатыми ветками, добавляя определённого колорита ко всей картине. 

Мы вечно куда-то бежим, а теперь представьте, что вам удалось остановиться ненадолго, всего на одну минуту, потому что надо съесть его... Он небольшой, мягкий, шоколадный, наполненный невероятным ароматом ванили… Маффин... Всё! Теперь весь мир подождёт, потому что МАФФИН!!! Само слово-то какое! Произносишь, и как будто откусываешь небольшой кусочек дырчатого, чуть хрустящего сбоку кулинарного шедевра, вдыхаешь аромат, и… мафффффин…

Но это чуть позже, а сейчас масло. Небольшие кусочки сливочного масла, как ни разделяй, плотно прижимаются друг другу в ожидании тепла от водяной бани. Потом пыхтят и топятся, превращаясь в золотистую основу, сочную, сливочную, с каким-то забытым воспоминанием из детства. Какао сегодня не будет (всё было потрачено на Rotweinkuchen). 

Поэтому в чуть подтаявшее масло ныряют кусочки шоколада, лучше горького, потому что он слаще. И начинается танец, который создаёт уникальное, почти волшебное сочетание тёмного шоколада с тоненькими дорожками масла, окутывающего шоколадные кусочки, заставляя их таять и превосходить тёплую масляную феерию. 

Тут надо не забыть, что это всё – только часть общего действа, поэтому в миске перемешиваются яйца и молоко, без пены, без этих громких жужжаний миксера. Здесь всё очень тихо и степенно, как неторопливый разговор давних друзей, уже обсудивших всё, и старающихся просто не отвлечься от ускользающей темы.

Тоненькой струйкой, чтобы не взбудоражить тихую беседу, к яично-молочному обществу присоединяются масло и шоколад, растопленные водяной баней и уже утомлённые своим недолгим танцем. Беседа становится оживлённее, и вот уже кружатся и смешиваются все участники, ведомые большой важной ложкой. Тут может в дело вмешаться ваниль, раздразнив всех вокруг своим бесстыжим ароматом. Но оно и к лучшему. К месту, так сказать: как раз то, чего немного не хватало.

А в это время в соседней миске, пробившись сквозь строгое сито, грациозные крупинки белоснежной муки опускаются на дно, создают пушистую горку. 

Сверху, уже не так грациозно, а, скорее, развязно толкаясь и  рассыпаясь по сторонам, опускаются кристаллы сахара. Они прыгают и скачут, их много, им весело, они искрятся под ярким светом и создают иллюзию сверкающего снега. Того снега, который мы обычно ждём как раз сейчас, в ноябре, устав от серых холодных сумерек. После сахара робкая щепотка разрыхлителя наводит порядок, потому что тут же всё перемешивается, теряет свою индивидуальность и добавляется к молочно-яично-шоколадному единству, постепенно превращаясь в однородное важное густое ароматное тесто. Не то, чтобы совсем густое: скорее, густоватое, очень серьёзное и целостное, без единого комочка. 

В этот момент всё уже должно быть готово: и формочки, смазанные маслом, и духовка, пышущая жаром, и предвкушение, да-да, предвкушение очень важно! Оно даёт нам возможность понять этот миг между сырой смесью разных личностей, действий, запахов и предстоящим торжеством вкуса и формы. Подсластим ещё больше свои предчувствия: выложим в формочки только часть теста, добавим небольшой кусочек белого шоколада, затем сверху снова положим тесто. Не ожидайте, что этот кусочек так и будет вас ждать внутри каждого маффина. Тут всё очень непредсказуемо: в каких-то будет, а в каких-то растает, выглянет сверху или создаст внутри чуть влажную сладость, заставляя вас трепетать ещё больше.

Теперь нужно ждать. Не очень долго. Как раз хватит времени, чтобы приготовить себе кофе или чай. Потом на это не будет времени. Позже, когда вы достанете из духовки своё волшебство, будет уже не до приготовлений. 

Очень захочется взять аккуратно, боясь раздавить, это лакомство, вдохнуть аромат ванили и шоколада и откусить. Совсем немного. Маленький кусочек. Задержать дыхание и закрыть глаза, потому что кажется, что иначе волшебная вкуснятина исчезнет, и… маффин…. мафффффин… мафффффффин… 

Вот так! Теперь можно открывать глаза и спокойно пить кофе, собирая упавшую на колени крошку от вашего драгоценного волшебного маффина, и радуясь жизни…

P.S.: Для создания этого маленького нежнейшего чуда понадобится: половина плитки (85 г) горького шоколада, 190 г сахара, половина пакетика разрыхлителя (например, Dr. Oetker) или почти чайная ложка, 150 г молока, 2 яйца, 60 г сливочного масла, 200 г муки и желание стать волшебником. Выпекаем минут 15-20 при температуре духовки 180 градусов.

За этот год что-то осталось неизменным, что-то обрело новые черты. Наверное, главное, что я здесь нашла, — это друзья. Много новых друзей, интересных личностей, необычный мнений, оригинальных решений — это всё тоже заставляет двигаться вперёд, ставить цели, находить новые пути и наслаждаться вкусом... Кстати, год назад я даже не представляла, что такое ФМ, и как это может быть увлекательно! Но сегодня с радостью несу свежеиспечённые маффины на ФМ "Закусывать надо!". Сезон 3 и на ФМ "Печенье для Санты, морковка для Рудольфа"

Хорошего настроения вам и вкусного дня!

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →